20:40 

Проклятый Дьяволом

Габриэль фон Герцог
Глава 3. Я ненавижу, когда...

Впервые за всё время Евгению довелось побывать в школе. После всего произошедшего, что свалилось на его голову, подобно снежному кому, он хотел всё бросить, вернуться домой и придушить «товарища» за такую идею, что подал Госпоже. Гончаров уже предвкушал, как явится домой и начнёт разборку в своём исполнении, а завтра он Его принесёт в школу, чтобы этот спятивший старик увидел весь ужас современной школы.
Всё, что он смотрел, читал про новичков в школе, будто обошло его стороной... Почти. На первом уроке он всего лишь представился перед классом. Новые одноклассники ответили ему приветливыми улыбками. Но это был лишь первый урок! На перемене к нему подошли Стас и Лёша, похлопали по спине и сказала по очереди:

- Короче, парень, ты попал!

- В смысле? – шуток Женя не понимал, поэтому напрягся.

- А ты смотри, - повернув нового одноклассника в сторону одноклассниц, Стас зашептал. – Зря ты на роль согласился, Снежана и Даша порвут тебя, как Тузик грелку, даже не удивительно, что Вика отказалась! А я подавно: Дахи дома хватает. Вася немного того, но сносная...

- Крепись с нашими девчатами, о`кей? – спросил Горбунов, повиснув на плече Жени. Кивнув на всякий случай, Женя выдохнул с облегчением, когда парни отошли от него. Отвернувшись к окну, Гончаров закрыл глаза.

«Поверить трудно, что я тут ради забавы! Будь проклят тысячу раз этот Ад со всеми его обитателями! От мелких бесов, заканчивая Люцифером!», - сжав ладони в кулаки, он услышал звонок на урок и поморщился. Невыносимо! Немыслимо! Проследив, в какой кабинет идут ребята, Женя взял свою сумку и пошёл за девушками, невольно подслушивая их разговор.

- Вик, так, что? Олеся Павловна согласилась? – тётю Виктории в школе звали по имени и отчеству, и редко кто просто звал «Олеся» и «Леся». На это отваживалась только Вика.

- Ага. Она сделает коллаж для газеты, - улыбнувшись, Ромашкина взялась за ручку двери с табличкой «№14. Английский язык» и потянула на себя. Зайдя в класс и не обнаружив учителя, ученики бросились в рассыпную, по партам. Вика сразу заняла свою любимую камчатку, Стас и Лёша впереди неё, Даша на первую парту, Василиса и Лена на третью парту среднего ряда, Кристина на первую парту первого ряда (от двери). А Женя, растерявшись, встал столбом. Он не знал, куда и к кому сесть. Хмыкнув, Даша повернулась к Вике, которая удачно соорудила себе баррикады из тетради и учебника по английскому языку и спряталась за спинами одноклассников. Вика – ярый ненавистник английского языка, а точнее, учительницы – Ирины Дмитриевны. Та требовала полное повиновение от класса, тишину и покой, и чтобы каждый из них мог вести диалог на английском. Ребята один раз спросили второклассников, которые у неё учатся, и те тоже отвечали, что уже через три-четыре урока она заставляет их говорить с ней и друг с другом на не родном языке. Вроде, звучит нормально, но Вика и Вася впадали в дикий ужас от такого. Поэтому для двух десятиклассниц – кабинет №14 – был кабинетом пыток средневековья, особенно в эпоху Ивана Грозного.

- Вик, прими новенького под свою оборону, а? А то она быстро Женю прихлопнет.

- Спасибо. Но... – посмотрев на Ромашкину, которая высунула нос из-под учебника, он неуверенно улыбнулся и хотел было продолжить свою мысль, как та положительно кивнула.

- Скорее, а то Мымра явится, - и снова нырнула обратно. Стас и Алексей переглянулись и тихо засмеялись, наблюдая за новеньким. Чувствуя себя скованно, Женя дошёл до парты Ромашкиной и сел на свободное место, доставая учебник, тетрадь и ручку. Бросив взгляд на Вику, которая отчаянно тыкала по кнопкам в телефоне, закусывая губу, а свободной рукой держа себя за чёлку, он усмехнулся и отвернулся. Ромашкина сейчас смотрелась очень комично: до того боялась и ненавидела этот предмет, а тут ещё связь плохая! Действительно, день Неудач Виктории Ромашкиной растёт в геометрической прогрессии.

Пока девушка спасала саму себя от «гибели» (или очередных кола или двойки), Женя разглядывал кабинет. Его вполне можно было назвать «оранжерея», так как количество горшочков с цветами тут было намного больше, чем в кабинете географии. Хотя и там было очень много, особенно в конце класса освобождён был стеллаж для растений. Но в кабинете английского были заставлены подоконники, конец класса был украшен настенными полками. На полках были не только книги, но и горшочки с кактусами и фиалками. Также на стенах были закреплены кашпо. Справа и слева по две штуки, и на них расположились вьюнки (или плющи, Женя особо в растениях не разбирался). На стенах, по обе стороны от доски и от внутристенных шкафов, висели плакаты с правилами чистописания в английском языке: в каком случае ставится тот или иной артикль, окончание, предлог и др. Над шкафами висели портреты английских деятелей и поэтов, из которых ученики лишь могли узнать Уильяма Шекспира. Остальных они не знали и хоть под расстрел их отправляй, не назовут больше никого.
Глазам было неприятно лишь одно: белый цвет потолка и стен.

«Дурдом. И главное, против воли... Как всегда. Убью тебя, Азазелло за такое.», - проклиная в мыслях сумасшедшего старика, Женя закрыл глаза и хотел было сложить руки на парте и положить голову, как в класс зашла женщина средних лет. Рыжие волосы были собраны и заколоты в пучок. На ней было голубое платье, узор которого составляли геометрические фигуры – прямоугольники и квадраты разных цветов. На шее были бусы из искусственного жемчуга. Но несмотря на всю внешнюю светлость, учительница была хмура и даже сердита. Обведя взглядом всех присутствующих, которые встали со своих мест, чтобы молча поприветствовать Ирину Дмитриевну, ребята с встревоженно посмотрели на Женю. Учительница английского осмотрела всех, после чего посмотрела на Гончарова, сказав:

- Good morning, students (1), - ребята неуверенно кивнули, кто-то даже сомневался, что день вообще добрый и едва слышно прошептали «Good afternoon.»(2). - Who are you , young man(3), - обратилась Ирина к Жене, заставив того вздохнуть. Прокашлявшись, парень также неуверенно ответил:

- Eugene Goncharov . Seventeen years. What is your name?(4), - тихая реплика парня была очень хорошо расслышана, так как на этом уроке класс особо не шумел. Особенно сейчас.

- Irina D. Lavrentevna . Nice to meet you, Eugene.(5), - ответила женщина, улыбнувшись краем губ. Ей было приятно, что впервые за всё время ей кто-то из учеников спокойно и без запинки отвечает на языке, который она преподаёт. Последний раз она могла вести диалоги на этом языке в прошлом году, с бывшим одиннадцатым классом. Там было трое учеников, которые спокойно владели английским языком, поэтому разговаривать с ними Ирине Дмитриевне было одно удовольствие. – Садитесь дети. Notebook on the table. While I check homework , you cook retelling (6), - сказала она, садясь за стол. Тяжело вздохнув, Даша повернулась к своему ряду. Вика нехотя выпустила тетрадь из рук. Вцепившись в неё мёртвой хваткой, девушка не давала Лёше возможности забрать «прелесть». Но когда начал учитель покашливать, то сдалась и отдала. Кристина собрала тетради Васи и Лены. Девочки смотрели с удивлением и восхищением во взгляде на Женю: так говорить и так спокойно ЕЙ отвечать! Это же надо!

Вика, страдальчески посмотрев куда-то в сторону, моргнула и открыла учебник, уткнувшись в него носом. Как она так читала – новый сосед понятия не имел. Но отчаяние, ужас, страх и ненависть тёмной аурой собирались вокруг Ромашкиной, что заметно напрягало юношу. Уже собираясь от неё отсесть, Женя почувствовал рядом с соседкой собачий дух, который, незаметно для девушки, начал её успокаивать и возвращать ясность мысли. Проморгавшись и посмотрев, не смотрит ли Ирина Дмитриевна в их сторону, Гончаров чуть покачнулся на стуле назад, вызывая едва слышный скрип, но этого Гончарову хватило: возле окна, ближе к которому сидела девушка, сидела седовласая собака, положив голову на колени Ромашкиной. Духа она не видела, но умиротворение и покой, что вернулись к ней, была заслуга неизвестного ему призрака. Выдохнув, синеглазый юноша продолжил наблюдение: левая рука Вики дрогнула и потянулась к колену, на котором была голова призрачной собаки. Положив ладонь на колено и сжав его, она выдохнула. Моргнув, собака резко встала и посмотрела на Евгения. Злобно зарычав, дух хотел было наброситься на Женю.

- Ромашкина, неси сюда стул, садить и пересказывай текст, который я на дом задавала, - окликнула Вику учительница. Собака вздрогнула, злобно посмотрев в сторону Ирины Дмитриевны, после чего растворилась, как в тумане. Вика, недовольно промычав что-то неразборчивое, под ободряющие реплики одноклассников, взяла учебник в одну руку, стул в другую и поплелась к столу учителя, как на место своей казни.

«И что сейчас это было? – посмотрев на соседку, которая была мрачнее грозовой тучи, Женя озадаченно посмотрел на место, где минуту назад стояла собака и рычала на него. – Её никто не слышал? Даже Вика? Но она и вида не подала, и рука сквозь голову призрака прошла. Притворилась или не увидела его?», - услышав голос девушки, Гончаров прислушался и... был готов заткнуть уши или засмеяться! Виктория пересказывала текст очень и очень плохо: картавила, не так слова выговаривала, логика давно помахала ручкой и уехала на Северный полюс.

Стас и Лёша уткнулись в учебники, приглушённо хихикали. Даша прикрыла рот ладонью, стараясь не смеяться, хотя от уровня знаний английского языка Ромашкиной далеко не ушла. Василиса и Елена дружно хихикали, Кристина сидела с каменным выражением лица. Вика же краснела, как помидор, поэтому не было ничего удивительного, что, когда прозвенел звонок с урока, девушка, не слушая, что задали на дом, сбросила в сумку учебник и тетрадь, будто в мусорное ведро, и вылетела из класса пулей. То, что она убежала со злыми слезами на глазах – никто не сомневался. Но и беспокоить Вику никто не стал: Малкины, остальные девушки и Лёша с Женей пошли в актовый зал. Вторая перемена была большой, как и третья – по двадцать минут каждая. За это время десятый и одиннадцатый класс успевали пообедать, а теперь им надо было в эти перемены впихнуть репетиции.

Зайдя в актовый зал школы, который намного меньше был, чем в клубах, Женя усмехнулся, заметив сцену, которую про себя назвал «пародия на сцену». Синие занавесы, подиум, прикрытый этим занавесом и украшенный электрической гирляндой, мишурой и картонными сердечками. Посмотрев в сторону сидений, он ещё раз покачал головой: стулья были расставлены возле стен. Девушки расселились около одного стола, доставая из рюкзаков и сумок обеды, чтобы поделиться. Снежана – одиннадцатиклассница – обладательница бордовых волос (перекрасилась перед Новым годом), сидела рядом, водя пальцем по воздуху, что-то говоря. В другой руке у неё были листы со сценарием. Когда она закончила говорить, то обвела всех взглядом и спросила:

- Ты и есть новенький? – парень кивнул. – Приятно познакомиться, Жень. Я Снежана... Так, садись сюда. Буду объяснять тебе всё действо, - пока парень бросал сумку рядом с тремя оболдуями (два из десятого, один из одиннадцатого), девушка спросила. – А где Вика?

- Её англичанка снова до истерики довела, - хмуро сообщила Кристина, беря в руки пирожок с капустой. – Гончаров, будешь?

- Не откажусь, - взяв из пакетика пирожок с картошкой, парень заглянул в сценарий. И, если правильно понял, ему-то роль досталась главная.

«Что-то я не удивлён, почему Стас и Вика отказывались.», - пришёл к выводу Евгений, откусывая пирожок.

- Блин. Мне с ней договориться надо, - вздохнула Атаманова и подала один лист парню. – В общем, готовим сценку (если это можно сценкой назвать, так как будут и другие классы выступать в перерывах нашего выступления) ко Дню Святого Валентина. Сюжет простой: Кощей в этот раз решает не Василису Прекрасную похитить, а Ивана Царевича, а выкуп – всё царство-государство. Наша Вася, - кивнув в сторону Василисы, - решает вернуть мужа... Смотрел мультик «Иван Царевич и Серый волк» - обе части? В общем, Вася в сценке как та царевна – романтичная, боевая такая баба, - прыснув в кулак, Женя отвернулся, чтобы дожевать пирожок. – Василиса берёт в руки дубинку мужа и идёт по лесу, по болотам, искать дом Кощея. Тем временем Ваня, пока заперт в темнице, разговаривает с зеркалом, следует советам Волка и пытается выбраться. В темницу проникает Кот Учёный, он помогает Ване бежать, Кощей за ними, на пути им Вася с Тридцатью богатырями... Ну и Хэппи Энд короче. Добро и любовь победили, - закончила Снежана, заставив Гончарова подавиться. – Ох, извини, - похлопав парня по плечу, девушка встала. – Девчат, вы бы Вику привели...

- Чтобы она тут начала реветь? Нет, спасибо, - фыркнула Лена, отворачиваясь. – И потом, и так ясно, как средь белого дня, что она фотографирует на празднике.

Услышав это, Женя резко подскочил и выдохнул. Вика... Что?!

- Ребят, я отказываюсь участвовать, - покачав головой, парень положил сценарий на стул, забрал свой портфель и пошёл к выходу.

- Почему? – не то, чтобы Снежана была шокирована, она принимала в расчёт страх перед сценой. – Сцены боишься?

- Нет. Я ненавижу, когда меня фотографируют, - бросив это, Гончаров вышел из актового зала, оставив два класса в глубоком шоке.


Фразы с английского:

1. Добрый день, ученики. (Ирина Дмитриевна)
2. Добрый день. (Ученики)
3. Представьтесь, молодой человек. (Ирина Дмитриевна)
4. Евгений Гончаров. Семнадцать лет. Как Вас зовут? (Женя)
5. Лаврентьевна Ирина Дмитриевна. Приятно познакомиться, Евгений.(Ирина Дмитриевна)
6. Тетради на стол. Пока я проверяю домашнюю работу, вы готовите пересказ. (Ирина Дмитриевна)

URL
   

Книга фанфиков|Автор: Габриэль фон Герцог

главная